Прикосновение к истории

e.jpg

Довоенное детство

Михаил Ореховский родился 16 октября 1925 года в маленькой, на десяток домов деревне Гореватка в полутора километрах от Белынич.

В 1930-х в области активно шла коллективизация. На окраине Могилева в районе теперешнего лифтостроительного завода создавался колхоз «Коминтерн». В 1933 году Ореховские переехали в этот колхоз. Поселились в маленьком домике-бараке, а через несколько лет купили дом получше. Отец Михаила, Борис Гаврилович, в юности окончил церковно-приходскую школу, работал некоторое время бухгалтером, а потом - старшим конюхом, а мать, Евгения Даниловна, - полеводом. Миша постоянно помогал, учился в средней школе №9 на Машековке и до войны к 15-ти годам успел окончить 8 классов.

Юность за проволокой

Когда Могилев заняли немцы, над Михаилом и его сверстниками нависла угроза быть арестованными и отправленными в сборно-сортировочный лагерь, где фашисты агитировали поступать на службу в полиции и на выезд для работы в Германию. У Ореховских и их соседей на огородах были выкопаны и замаскированы землянки, в которых подростки прятались. Однако в начале 1943-го с подсказки старосты Михаила и еще нескольких юношей и девушек схватили и доставили в лагерь. Там Михаил пробыл около полугода - под открытым небом, спали прямо на земле. Михаил был сильно истощен. Однажды ночью, когда охранник уснул, он пролез под проволокой, ограждавшей лагерь, добрался до дома своего дяди, переоделся в гражданскую одежду, а затем ночами пробрался к деревне Княжицы. Там встретился с родителями, которых дядя предупредил о побеге.

Партизанскими
тропами

Вместе добрались до деревни Красное, где на опушке леса, между двух полос болот жили в землянках несколько семей из Могилева. Был конец августа 1943 года. Кричев уже был освобожден, фронт приблизился к Чаусам. Все надеялись, что скоро и их освободят. Но наступление Красной Армии приостановилось на долгие девять месяцев.

Кто-то из местных выдал приезжих немцам. Поздней осенью те устроили облаву. Спасла случайность. Немцы убили лощадь Ореховских, которая паслась на лугу неподалеку, и бегавших там же собак.

Жильцы землянок услышали стрельбу и бежали вглубь болота. А когда немцы, не отважившиеся их преследовать, ушли, вернулись обратно - и увидели, что все пять землянок разрушены. Пришлось строить новое жилье, больше напоминавшее берлогу.

В декабре 1943-го двоюродный брат Михаила Николай Конохов привел его к партизанам.

Вначале был партизанский отряд Османа Касаева, чуть позже - 600-й отряд под командованием Павлова, отделение разведки.

Однажды весной 1944-го отряду была поставлена задача уничтожить вражеский гарнизон в Княжицах. Группа из четырех десятков человек ночью подошла к деревне, «сняла» часовых, окружила два дома, где размещались немцы и полицаи, и в коротком бою большую часть врагов уничтожила…

Дорога на запад

28 июня 1944-го партизанский отряд по дороге к станции Друть встретился с частями Красной Армии. Всех, кто помоложе, отвезли в деревню Солтановка, где был временный формировочный пункт.

Партизан переодели в военную форму и через 4 дня отправили к фронту. В районе Гродно Михаил Ореховский впервые участвовал в бою, как красноармеец, - в составе 82-го стрелкового полка 33-й Омской гвардейской дивизии.

В июле взяли Белосток. Следующим крупным городом, в освобождении которого участвовал полк Михаила Борисовича, была Варшава. Михаил воевал в разведроте и в первых тяжелых боях за Краков был ранен в плечо. Пару недель пролежал в госпитале. А когда узнал, что полк передислоцируется в Восточную Пруссию, не долечившись, ушел со своим взводом.

Разведка ценою
в жизнь

В начале весны 1945-го полк Михаила наступал на Кенигсберг. Их разведвзводу, 22-м бойцам, была поставлена задача пробраться в тыл противника и выйти к Балтийскому морю в район немецкого порта-базы Балтийск, через который немцы эвакуировали живую силу, технику и материальные ценности.

Разведчики небольшими группами пробирались поближе к порту, наблюдали за передислокацией противника, за тем, что и на какие корабли грузят, а два радиста ночью передавали сведения в центр. С рассветом прилетала наша авиация, после начинала работать дальнобойная артиллерия, а разведчики по рации корректировали огонь.

Немцы быстро поняли, что кто-то корректирует налеты, бросили на поиски разведчиков подразделения с собаками, которые быстро вышли на след. Уходя от фашистов, группа Михаила потеряла убитыми 7 человек. Но ночью они вернулись, чтобы в очередной раз передать ценные сведения… За 5 дней было потоплено не менее 10 вражеских кораблей. Но были убиты оба радиста и командир взвода. Осталось только пятеро разведчиков. Закончились боеприпасы, и последний бой они вели врукопашную. После этого в живых осталось только трое, один из которых был тяжело ранен.

По болотам и перелескам пробирались к своим. Необходимо было преодолеть около 35-40 километров. Раненый умер еще в начале пути, а Михаил и его товарищ Саша Морозов из Москвы на третьи сутки выползли к передовой и доползти до окопа, в котором были свои. Оказалось, это передовая траншея штрафного батальона.

Огненная дуэль

Рассвело, и фашисты открыли сильный огонь. Штрафники запаниковали и побежали в сторону небольшого озера, пытаясь переправиться на другой берег. Практически всех убили, оставшиеся утонули. В окопе остались лишь Михаил с Сашей да еще один солдат с противотанковым ружьем. Когда обстрел прекратился, Ореховский выглянул из окопа и увидел несколько десятков наступающих немцев.

В окопе лежал пулемет «Максим». Разведчики подняли его на бруствер и почти в упор открыли огонь. Гитлеровцы отступили. И сразу же траншею, в которой были разведчики, стали обстреливать - из танков, закопанных в специальных траншеях, - прямой наводкой буквально со 150 метров. При обстреле погиб незнакомый солдат с противотанковым ружьем. Танки прекратили стрельбу - немцы опять пошли в атаку. И снова разведчики открыли огонь. Так в течение дня продолжалось раз пять. К концу дня, когда разведчики отбивали очередную атаку, один из снарядов попал в их пулемет.

Когда Михаил очнулся, то увидел, что его товарищ мертв. Михаила спасли стальной щиток пулемета, который принял основную часть осколков на себя, и зимняя шапка-ушанка. Превозмогая боль, Ореховский пополз в сторону своих, пока окончательно не потерял сознание. Очнулся через сутки в полевом медсанбате. Хирург показал ему два кусочка металла величиной с горошину и сказал, что это осколки, которые были вынуты у него из мозговой пленки (ямки на голове остались на всю жизнь)...

Танковый десант

В медсанбате Михаил пробыл дней десять - и опять на фронт. Войска готовились к форсированию Одера. Река разлилась метров на семьсот. К ней стягивали все, что могло плыть. Во время переправы огонь был такой, что вода буквально пенилась от разрывов. На противоположный берег высадились несколько десятков бойцов, в их числе и Михаил. И сразу же пришлось отбивать атаку. Но удалось создать небольшой плацдарм, на который в скором времени переправилось подкрепление, наступление стало развиваться.

Потом роту Михаила посадили десантом на танки. В районе Щетина взвод разведчиков встретился с командующим фронтом генералом Рокоссовским. Тот переезжал на машине мелкую речушку. Офицеры подбежали к Рокоссовскому, а остальные приветствовали - кто криками «Ура», кто просто махал шапкой. Настроение у всех было приподнятое.

Подразделение дошло до Эльбы, где за несколько дней до победы встретилось с английскими войсками.

Пятерых разведчиков, в том числе Михаила, оставили на своеобразном блокпосту в небольшом поселке. Между ними и англичанами была условная граница - железнодорожное полотно. Разведчики разместились в двухэтажном доме. На втором этаже установили два пулемета: в окрестностях бродило предостаточно фашистов, иногда они открывали огонь, пытаясь прорваться на запад. Задачей разведчиков было отражение подобных попыток, сбор сведений об окружающей обстановке, о заметных перемещениях англичан. На этом посту Михаил прослужил до начала 1947 года. Раны давали о себе знать, и его демобилизовали на год раньше срока. Вернулся домой с двумя медалями «За отвагу», медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Возвращение солдата

Вернувшись в Могилев, Михаил застал родителей в живых. Встал вопрос, куда пойти работать? Ведь профессии приобрести не успел. Недели через две к ним зашел младший брат Владимир. Он учился в школе госбезопасности, и предложил Михаилу тоже пойти туда. Как фронтовика, его зачислили без экзаменов. Но через месяц от напряженных занятий и физической нагрузки открылись старые раны. Ореховского отправили в Минск в военный госпиталь, где он пробыл сорок дней. Когда же вернулся, ему не разрешили продолжать учебу в школе.

Пошел учиться в автошколу на Березовской. Через 9 месяцев, весной 48-го, окончил, и получил направление на металлургический завод. А затем, по совету друзей, обратился в городской отдел пожарной охраны.

В службе огнеборцев

В отделе пожарной охраны он попросил, чтобы его отправили на учебу, и в декабре уже был на курсах усовершенствования младшего комсостава пожарной охраны в Минске. Через год, в декабре 1949-го, Михаилу, отлично окончившему учебу, присвоили звание старшего сержанта внутренней службы и назначили инспектором пожарной охраны по городу Могилеву. С октября 1950-го - старшим районным пожарным инспектором в Быхове. К этому времени он женился и приехал в райцентр уже с женой.

Будни инспектора

Первое время жили на квартире у инструктора городской пожарной команды Михаила Несторовича Мельникова, а через год им помогли построить свой дом.

В те годы в районах было всего по одному пожарному инспектору. В хозяйства 25-летний старший сержант ездил на лошади: в ближние - верхом, а чаще на телеге. Район - довольно обширный, поездки длились два-три дня, а нередко и неделю.

В то время отношение людей к пожарной безопасности было более серьезным, особенно в сельской местности. Хотя почти все строения были деревянные, многие крыши - соломенные, для освещения, отопления и приготовления еды использовали открытый огонь, но пожаров было меньше, а гибель людей была исключительным случаем.

Должность райпожинспектора была в штате РОВД. Ореховскому приходилось вместе с сотрудниками милиции участвовать в охране общественного порядка, заступать дежурным по РОВД, выезжать с опергруппой на происшествия. Но больше он был в подчинении майора КГБ, с которым работал в одном кабинете. Всякий раз перед выездом в район майор Прокофьев его инструктировал - чтобы смотрел не только за соблюдением пожарной безопасности, но и присматривался к людям. Выявлял тех, кто настроен против советской власти, кто пособничает бандитам: в лесах и деревнях было еще много бандитов, притаившихся бывших полицаев и прочих пособников фашистов. Приходилось быть все время настороже. Выезжая в район, всегда брал с собой автомат ППШ.

В 1952 году он экстерном закончил Ленинградское пожарно-техническое училище, а месяца через два из Москвы пришел приказ о присвоении ему звания младшего техника-лейтенанта.
В Быхове проработал ровно пять лет. В октябре 1955 года его перевели в областной отдел пожарной охраны, в штате которого в то время было всего 7 работников.

Снова Могилев
В областном отделе за Ореховским закрепили три района: Быховский, Чаусский и Шкловский. Ему сразу выделили мотоцикл с коляской, на котором и проездил почти до окончания службы. Это было единственное транспортное средство во всем отделе, не считая УАЗика начальника.

Когда ввели оперативную дежурную службу, Михаил Борисович ее возглавил.

В 1983-м Михаил Борисович ушел на пенсию. Но уже через полмесяца работал старшим инженером исправительно-трудовых учреждений.

В конце 1984-го перешел в родную для него службу - на должность старшего инструктора пожарной охраны в ДК МПО «Химволокно», где проработал еще 11 лет.

Михаил Борисович регулярно встречается с молодыми работниками МЧС, проходящими подготовку в учебном центре. Ежегодно накануне Дня Победы такие встречи проходят с работниками областного управления и подразделений Могилева. Это очень важно для молодежи: встреча с реальным участником сражений за свободу и независимость Родины, с человеком, создававшим и развивавшим пожарную службу в послевоенные годы, оставляет незабываемые впечатления - будто прикасаешься к частице живой истории страны и профессии, которую выбрал.

Б. Протас,
председатель областной организации ветеранов МЧС