Валерий Тимошенко: работаем и днем и ночью

gorvod2.jpg

С 1 октября введена дифференцированная оплата за водоснабжение и водоотведение. На каждого человека, подсчитали эксперты, должно хватать 140 литров воды в сутки. А если кому-то захочется больше, - тоже не проблема, только платить придется по двойному тарифу. Предполагается, что такой подход снизит объемы потребления воды более чем на 6% - это около 22-х миллионов кубических метров, так что экономия получается вполне существенной. Но вот удобно ли это – пока неизвестно.

На этот и другие вопросы, связанные с работой людей, дающих нам самое необходимое – воду, мы попросили ответить директора Могилевского городского унитарного коммунального предприятия Валерия Дмитриевича Тимошенко.

- Постановление, касающееся лимитирования воды, очень правильное. Ведь следующая война на Земле будет не за углеводороды, а за водные ресурсы. Сегодня 2,5 миллиарда людей испытывают острый недостаток в воде. В этом смысле нам повезло: в Беларуси есть то количество воды, которым в принципе можно напоить весь мир. Только в могилевском горводоканале 50% действующих артезианских скважин - в резерве. Мы закрываем город днем и ночью, отдаем воду в Могилевский район - и все это без большого напряжения.

- Так, может быть, имело бы смысл протянуть трубу на Смоленск или на Москву?
- Никто и не говорит, что помешала бы система подачи воды из Республики Беларусь, например, в Одессу или в Ильичевск. Или в ту же Прибалтику, к примеру, в Клайпеду. Если сегодня в Израиле находится место для доставки айсбергов, а это целая система: сам айсберг, огромное количество механизмов, которыми его нужно зацепить и пригнать, то Беларуси сам бог велел - она готова продавать воду. Поэтому такая система подачи воды найдет свое будущее.

- 140 литров в сутки на человека – это много или мало?
- Ну, во-первых, это не последнее количество, которое можно взять. В Могилеве задекларирована норма потребления - 270 литров воды в сутки на одного проживающего. Это 135 литров холодной и 135 горячей. Ну, подумайте, кто на себя выливает в сутки 27 ведер воды?! Разве что душ принимать 5-7 раз в день. Даже 140 литров – это больше, чем надо.

- Технически вы готовы к реализации этого постановления?
- В том то и дело, что механизм отсчета достаточно болезненный. Сегодня 98 тысяч абонентов в городе Могилеве оснащены приборами учета. Получается, что специалист хотя бы раз в два месяца должен прийти и снять показания. Но есть нюанс – для этого нужно зайти в квартиру. А это уже ненормально. Нормально – это когда информация считывается чипом…

- Неужели, для того, чтобы сэкономить, люди будут наливать воду в раковину, закрывать отверстие и таким образом мыть посуду?
- Думаю, что не про это должен быть разговор. Не настолько мы бедные, чтобы так беречь воду. И Германия, конечно же, небедная, но там уже совершенно другой менталитет. Люди просто скрупулезно считают копейки. А мы со своей славянской хлебосольностью умеем и нищему подать, и на церковь деньги пожертвовать, и соседу помочь…

- Мы открываем утром кран – из него течет вода. Но не по мановению волшебной палочки - чтобы она текла, нужен целый штат и целая система…
- Что такое сегодня водоканал? Это 1300 человек, предприятие, которое абсолютно на себя замкнуто. Мы уже лет 7 не приглашаем подрядные организации для выполнения каких-то сторонних работ – все это делаем своими силами. У нас есть свои строители, отделочники, специалисты по строительству сетей, эксплуатационники. Большой транспортный цех – с утра на работе более 100 механизмов. Большая сантехническая служба, которая обслуживает ЖЭУ Ленинского района.

- Вы работаете так, что, вроде бы и есть, но не видно…
- Если начинают говорить про работу коммунальников, значит, они провалились. Это работа, которая не терпит суеты. Нас не должно быть. Просто человеческая жизнь так устроена, что кто-то должен ее обслуживать. Это касается не только водоканала. Это и тепло, и газ, и уборка улиц, и транспорт… Все, что создает наш быт. А за бытом стоит настроение, а за настроением – перспектива и жизнь человека. Простой пример: мы у себя закрыли очередь по жилью на 2010 год. Всем, кто хотел, дали возможность построиться. И, что интересно: три года назад у нас родилось 27 детей. А уже в прошлом году их было 36. То есть, создали условия, появилась возможность жить. Ну и среда у нас такая благоприятная, что способствует деторождению. Два-три года назад четыре пары нашли друг друга на территории предприятия.

- Но так ведь было не всегда… С чего все начиналось?
- Действительно, лет 10 назад ситуация во многом оставляла желать лучшего. Но вот уже 6 лет не забирают из туалета туалетную бумагу, и освежитель воздуха стоит. А потом в городе стали создавать элементы благоустройства. Предприятие наше состоит из разных частей, разбросанных по городу. Так вот мы провели конкурс: у кого по элементам благоустройства будет лучше, и комиссия это признает, те получат премию. Хорошую премию, которой хватит 60 людям, работающим на одном из водозаборов. Первый год такая схема прошла, второй… А на третий премию давать уже не понадобилось. Люди привыкли к тому, что должно быть чисто и красиво. Даже на главной канализационно-насосной станции, где работают одни мужчины, были случаи, когда привозили редкие растения с собственных дач для того, чтобы посадить их на территории. Потому что поняли, что нужно создать среду, где они смогут отдыхать. Ведь на работе проходит немалая часть времени, поэтому и холодильник должен быть, и микроволновка… На четырех-пяти водозаборах есть большие аквариумы с рыбками. И люди сами за ними смотрят – их ведь никто не заставляет!

- Выходит, что люди на работе должны еще и отдыхать?
- А почему бы и нет? У нас большое количество процессов ведет автоматика, мы считываем информацию, имеем архивы. Человеческий фактор стараемся исключить, потому что в звене человек-машина слабым звеном будет человек. Машина надежнее.

- Как вам удается решать финансовые проблемы?
- Курс доллара, конечно, нас здорово подвел, ведь расчет с большими энергетиками ведется по курсу. И если в апреле мы платили за 4 млн. киловатт-часов 2 млрд. 200 - 2.300, то в прошлом месяце - уже 3.500. Это очень большие деньги при обороте 9 миллиардов. Заработная плата – 2.500 млн., налоги – полтора… Почти под 4 млн. – энергетика. Ну, остальное на жизнь… Конечно, если заработная плата слесаря пятого разряда меньше 2-х миллионов рублей, то прокормить такими деньгами семью, в которой, скажем, еще двое детей учатся, очень сложно. И если мы к 1 сентября дали 100 тысяч, то это ведь очень смешные деньги – пару тетрадок и стерок, шариковая ручка и два стержня…

- Люди уезжают?
- Да, сегодня мы в связи с этим потеряли 4-5 строителей и 5-6 водителей. Все они молодые – до 30 лет. Направление движения, конечно, Россия.
Но есть и позитивный момент – в нашей структуре люди социально защищены. Мы оказываем помощь к отпуску, даем различные надбавки, пожилых не обижаем. И благотворительностью занимаемся - помогаем церквям, школам, у нас два подшефных колхоза. Сейчас поддержим Академию музыки с памятником Иванову…

- На каком водозаборе у нас самая вкусная вода?
- У нас 6 водозаборов, и везде только артезианская, только глубинная, высокой чистоты. Есть технологический персонал для очистки и подготовки, есть ресурс по механизмам и отработанная технология. Мы обеззараживаем системы хлором трое суток в месяц. Но мы сейчас уходим от хлора, потому что это сильнодействующее вещество, создающее много проблем: это и баллоны, и переноска, и подсоединение… Купили электролизерную установку: электроды, высокое напряжение, соль… Получается хлорсодержащий раствор, который вырабатывается из нашей белорусской соли.

- У нашей воды есть еще проблема – много железа…
- Да, в могилевской воде железа много. Но существуют системы очистки, работают станции обезжелезивания. Стандарт разрешает 0,3 мг на литр - у нас 0,12-0,15… Есть одна проблемная зона – Кутепова-Симонова, где сказывается влияние Добросневичского водозабора, на котором норма железа в воде превышена.

- Часто ли случаются авральные ситуации?
- Если откровенно, мы уже от этого отошли. Во-первых, лет 7-8 очень активно боролись. Задача стояла такая: разобраться со сборными водоводами и привести воду в Могилев. Чтобы она не потерялась в болотах и полях Добросневич, Зимницы, Полыкович, Сеньково… Потом начали работать в городе. Здесь тоже была проблема. В связи с тем, что воды не хватало, мы работали в очень тяжелом режиме. Отключали воду по ночам, сбрасывали давление днем. А любая система не терпит такого рода динамики. Мы ведь и сами привыкаем к размеренной, ламинарной жизни. Так и техника: как только мы ушли от системы динамики, при которой включали и выключали воду, у нас резко снизилось количество порывов. Ну и конечно, много чего еще сделали дополнительно для улучшения ситуации.
Что самое интересное – 60 лет водоканал не испытывает проблем с системами водопровода, которые построили пленные немцы после войны из тех труб, которые были вывезены из Германии. На улицах Ленинской и Пионерской проблем нет.
Когда велся ремонт улицы Езерской, там раскопали участок деревянного водовода. Это дуб, специально приструганный, заделанный «ласточкиным хвостом», - даже непонятно, каким инструментом его делали. Но то, что ему лет 80 – это точно. Все это сооружение осмолено и даже замотано проволокой. Умели ведь делать… Мы благодарны тем инженерам и проектировщикам, которые были задолго до нас. Они не промахнулись, и теперь есть возможность добраться с водой до каждого.

- Насколько вы успеваете за развитием города, строительством новых микрорайонов?
- Сейчас этими работами занимается управление капитального строительства. Мы даем технические условия, они выполняются, развитие есть. И сегодня в частном секторе Могилева из 19 тысяч подворий около 14 тысяч уже с водой. Это стандарт Евросоюза – 94% людей должны иметь возможность подключиться к водопроводу и к канализации. Но если с водопроводом у нас все в порядке, то с канализацией работы еще лет на 100… Канализирование частного сектора – проблема. Это послевоенное жилье, когда люди должны были просто найти крышу над головой. Потом под этой крышей рождались дети, уходило предыдущее поколение, эти дома передавались, обустраивались, как могли. Сейчас просто не хватает места, чтобы проложить канализационные сети… Могилев – единственный город, где к главной канализационно-насосной станции подходят стоки со всего города. Потом мы бросаем их на очистные. Во всех городах 3-4 насосные станции, они раздроблены…
К тому же Могилев – наверное, единственный в Беларуси город, имеющий в центре огромный сектор частной застройки. Это вполне могло бы стать городской изюминкой, если бы было нормальное жилье в 200 квадратных метров, с определенной архитектурой, краской, зеленью, цветами. Так как в Литве, Польше… Ну а у нас – два дома нормальных, а остальные на ладан дышат... Старики поумирали, дом на 5-7 наследников, никому ни до чего нет дела… Менжинка непонятная, Чапаевка, Подгорная, где вообще должно быть великолепное развитие. Городу не хватает продольной транспортной артерии. Вот она и должна была себя найти в районе Подгорной. Дубровенка, опять же. Вроде бы там элемент жилой появился, но должна быть и дорога… Вот даже взять Чапаевку. Казалось бы, не самый плохой район. Но после того, как отсыпали дороги, жилье оказалось в низине. А если брать Абиссинию, там вообще проехать нельзя. На Гребенево та же картина. Проблема в том, что все строилось, условно говоря, сегодня на сегодня. Поэтому так и получилось.

- То, что сантехники перешли под вашу юрисдикцию, облегчило ситуацию, или, наоборот, усложнило?
- Четыре года назад они были в ЖЭУ, а потом руководство города с учетом того, что и ЖЭУ, и водоканал, и теплоэнергетика – ниши города, а хозяин у него один, передали их нам. Сейчас законы немного поменялись, но передать их обратно в ЖЭУ сложно, потому что у нас разные уровни зарплаты. И потом это уже не простые переводы - живем в другое время, у каждого есть контракты. Когда у нас было немного лучше с тарифом, мы этого не ощущали. Сейчас приходится искать финансовое решение.

- Можно ли экономить на воде?
- На воде можно экономить всегда. Главное, чтобы был учет. И счетчик – это проблема не снабжающей организации, а абонента, физического лица. Приборы учета, которыми оборудован Могилев, хорошие счетчики, которые имеют срок поверки 4-5 лет. Как правило, два поверочных периода они выдерживают, есть ремонтная база.

- Горводоканал – люди с разными характерами, часто непростыми. Как удается руководить таким коллективом и как формируются новые кадры?
- Конечно, к нам идут работать люди с определенным уровнем. Да и работа наша непростая. Простых работ вообще нет. Но кто сказал, что профессия сантехника плохая? Хорошая профессия. Есть срез сантехников, и немалый, процентов 50, у которых свой хороший инструмент, которые умеют выполнять высококвалифицированные работы, следят за изменением технологий. Ведь найти специалиста, который может поставить ту же душевую кабину, даже китайскую, не так уж и просто. Потому что китайский паспорт – это нечитаемый рисунок.
Сегодня мы идем в училища, техникумы, набираем оттуда выпускников, потом отправляем их в армию, помогаем материально. Из армии возвращаются к нам – четвертый разряд. Еще немного поработают – пятый разряд. Квалификация выше, кругозор шире. За счет предприятия оплачиваем 50% стоимости обучения в высшем учебном заведении. Пока молодой, учись… Но это должно быть профильное учебное заведение – технический или технологический вуз.
А вообще у нас замечательные люди. У каждого свои интересы, и они видны. А моя задача, как нанимателя, создать человеку условия, чтобы он был обеспечен одеждой, инструментом, чтобы ему было легко работать…

- Порой не очень просто купить сантехнику. Что-то к чему-то не подходит…
- Лучше покупать в магазине стройматериалов, потому что на рынке вам никто не даст сертификат соответствия. Кстати, белорусская продукция неплохая - «Керамин» делает ее очень качественную. В следующем году мы планируем открыть свой магазин. Там будет сантехника, обогреватели, унитазы всех мировых брэндов. Заключим договоры, возьмем на реализацию, завезем запчасти… И пусть это будет не отечественная продукция, главное, чтобы она была качественная.

- Что еще можно отнести к числу ваших основных задач?
- Мы всемерно пытаемся экономить деньги населения и промышленных предприятий. Внедряем новые технологии, стараемся, чтобы наши затраты были минимизированы. 7 лет назад наш водоканал оплачивал большой энергетике 7 млн. 700 тысяч кВт/часов. Это было наше месячное потребление. При том, что ночью мы воду не могли дать, да и днем были технологические перерывы, когда снижали давление, - с 10 до 12, потом с 14 до 17, а в 21 вообще все прекращалось. Сейчас у нас потребление электроэнергии 3 млн.800 тыс. - на 50% меньше. Во-первых, мы перебурились, взяли более легкую воду. Она ведь бывает разная: можно добывать ее с 200 метров, а можно и гораздо выше. Во-вторых, перешли на нормальное насосное оборудование. У нас сегодня оборудование мировых брэндов. Если раньше скважина забирала 32 кВт в час, то сейчас это 18 кВт в час, плюс частотное регулирование, плюс система контроля. И теперь вода в городе круглые сутки.

- Поступают ли к вам жалобы, как часто, и с чем они связаны?
- Жаловаться мы умеем. У нас в Беларуси есть даже закон об обращениях граждан. Своеобразная форма… Наверное, он нужен, но во всем цивилизованном мире таких законов нет. Там есть право и суд. И каждый понимает, что если ты нарушишь чье-то право, то ответишь в судебном порядке. А у нас надо обязательно пожаловаться руководителю, потом вышестоящему руководителю, потом еще как можно выше, не понимая, что все это в конечном итоге придет к исполнителю и уже исполнитель будет этим заниматься. А жалуются на сантехническую службу, много жалоб связано с частным сектором, с потерями, с большими желаниями, чтобы подтянули трубу прямо к дому … Но, если откровенно, не могу сказать, чтобы мы кого-то очень сильно обидели. А вот благодарности получаем.

Беседовала Александра Пронькина
Фото Валерия Савченко