Война глазами ребенка

y.jpg

Недавно довелось познакомиться, правда, заочно по рукописи воспоминаний, с могилевчанином Николаем Семко. Николай Николаевич 22 года на пенсии, а до этого пять созывов избирался депутатом, помогал людям, чем мог.

Он племянник героя Советского Союза Николая Филипповича Королева. И, несмотря на то, что в начале войны ему было неполных пять лет, многие моменты запечатлелись в памяти навсегда. Мы, конечно, не можем подробно передать все воспоминания - из рукописи получилась бы содержательная книга - а поэтому постараюсь воспроизвести общую картину.

Сидя на заборе в жаркий июньский день, ребятишки увидели в небе самолет, который сбросил газеты. Их сбрасывали часто и до этого, поэтому мать сразу, не читая, отдала их на «закрутки» своему отцу. А вечером с газетой в руках пришел домой отец и сказал, что началась война. «Для нас, детей, в этом дне вроде ничего не изменилось, а вот родители как-то тише стали разговаривать и нас ласкать, хотя я этого с пеленок не люблю», - пишет Николай Семко. А через пару дней приехала жена маминого брата Антонина Александровна с сыном Игорем, и, оставив его у нас, уехала - ее мобилизовали как медика в армию. Игорь, сын Николая Королева, считался городским и сделал жизнь ребятишек веселее новыми игрушками и играми. Казалось, война была где-то далеко.

Однажды ночью в дом пришли Н. Королев и другие руководители из Осиповичского райисполкома, которых оставили для ведения партизанской борьбы. Для этого требовались люди и оружие, продовольствие, поэтому отцу Коли, Николаю Клементьевичу, выпала нелегкая задача. «Накормив пришедших и собрав кое-что из харчей, отец отвел гостей на один из островов Лукомского болота. Так эти первые пять человек и стали основой партизанского отряда, бригады, а потом объединения».

Первые партизаны на острове обустроили землянку, где потом пришлось спасаться от немцев и нашему герою. Николай Семко-старший как мог, пытался пополнять отряд, но отступающие одинокие вояки почти все отказывались и брели дальше изможденные и оборванные, другие оставались в деревне у одиноких женщин. Не один раз отец семейства попадал к немцам, и чудом остался жив. Его избивали, пытали, - немецкая разведка сработала оперативно, узнав, что он родственник Королева. Правда, был нужен им не отец Коли, а Королев. Николай Семко полностью посвятил себя жизни партизанского отряда, выполняя роль и связного, и снабженца, и разведчика.

Дети семьи Семко, среди которых и сын Королева Игорь, тоже старались помочь, не раз находили в лесу боеприпасы и оружие, говорили об этом родителям, и все переправлялось в партизанский отряд, в том числе и продовольствие, вещи и все необходимое. Один из эпизодов военного детства приводит в воспоминаниях Николай Николаевич Семко: «Николаю Филипповичу (Королеву) захотелось увидеть сына Игоря. Получив от отца инструкцию, Аня ведет нас в лес «за ягодами». Приходим в лес за поселок Партизан, и неожиданно встречаем какого-то страшного дядьку. В кожаном пальто с башлыком, или каким-то мешком, с дырой для лица. В каких-то очках, как у летчиков на старых картинках, через плечо на ремне кожаная сумка. Только Аня знает, кто это. Мы жмемся друг к другу. Страшно, что за лесовик такой? Говорит, что он добрый и, достав из сумки цветной карандаш (половина красная, другая синяя), склоняется к Игорю и отдает ему. Я завидовал Игорю, не за поцелуи, что я маленький, за карандаш».

Много раз приходилось семье переезжать, отец берег их, как мог: жили и в партизанской деревне, и на хуторах у чужих людей. Всякого хватило: голода, холода, страха.
Летом 1944 года мы узнали, что война ушла на запад. Но в родные Аминовичи, на пепелище, не вернулись, отец забрал нас в Лапичи, где он возглавил сельсовет. Поселились в пустующем еврейском доме, у которого неоднократно находились после хозяева, поэтому купили один из соседних домов. Десять классов наш герой, как и его брат с сестрой, окончил при керосиновой лампе.

Много лет прошло с тех пор: в суете, житейских делах и проблемах. Как-то было не до разговоров душевных, а сегодня Николай Николаевич очень жалеет, что время ушло, нет в живых отца, а как мало он знает о нем, почему мало расспрашивал о военных годах. Сам он не часто что-то рассказывал, да и то чаще отдельные эпизоды, хотя и награжден многочисленными наградами, среди которых орден Красной Звезды. А за какой подвиг получил, сын так и не спросил его при жизни.

Часто вспоминает Николай Семко и своего дядьку Николая Королева. «Не знаю, каким он был руководителем, - пишет он, - очевидно, толковым… Всем помогал, а сам ютился в деревянной развалюхе на две семьи. Сам пилил дрова, колол, топил печки и плакал от радости, когда в дом провели холодную воду. Строил дома, и когда я спросил, неужели ты не заслужил квартиру, ответил, что у него есть крыша над головой, а у многих - нет». Очень переживает, что не оставил в свое время с ними Игоря, а так бы он мог остаться жив. Эта трагедия не давала покоя Королеву до конца жизни.