Врачам нужно верить

Как хирургическим способом вылечить заболевания брюшной полости? Что нового предлагает наука в сфере хирургической медицины? Нужно ли бояться операций?
Разговор об этом и многом другом шел на «прямой линии» с заместителем главного врача по хирургии Могилевской городской больницы скорой медицинской помощи Александром Рафаиловичем Гуревичем.

Александр Гуревич - На каком уровне сейчас находится могилевская хирургия? В плане оборудования, медикаментов, профессионалов.
- Могилевская школа хирургии всегда имела свое лицо и всегда занимала в республике одно из лидирующих мест. За многие годы здесь сложилось несколько крупных хирургических школ. Традиции эти сохраняются и сейчас. Выросло новое поколение хирургов, но их уже нельзя сравнить с хирургами 15-20-летней давности - стало больше технических, профессиональных возможностей и возможностей, связанных с новым оборудованием.
Основная философия нашего хирургического модуля - максимально эффективно использовать самое современное оборудование, которое доступно каждому пациенту в любое время суток.

- Сколько операций в день выполняют ваши врачи, и с какими из них чаще всего приходится сталкиваться?
- Наша больница скорой помощи, поэтому спектр работы у хирургов очень большой. В среднем проходит от 30 до 35 операций в сутки. В течение многих лет их процентное соотношение одинаково: до 30% заболевания органов брюшной полости и грудной клетки, далее травматизм, опухоли и травмы головного мозга, урологические заболевания, большой процент составляют операции при глазной патологии, лорпатологии, я уже не говорю об экстренной гинекологии.

- Можно ли говорить о том, что хирург - это универсальный солдат?
- Есть такое понятие - общий хирург. На сегодняшний день на мировом медицинском рынке общий хирург, который владеет методикой операций на желудочно-кишечном тракте, на органах грудной клетки, при травматизме, в урологии и особенно в экстренной гинекологии - самый котирующийся специалист.

- С каким контингентом больных вам чаще всего приходится сталкиваться?
- К сожалению, очень высокий процент наших пациентов находится в состоянии алкогольного опьянения, чем, собственно, и спровоцированы проблемы. Это не только приводит к травмам, но и вызывает такие тяжелые заболевания, как острый панкреатит, провоцирует обострение язвенных болезней в виде прободения или кровотечения, и, конечно же, осложнения, связанные с заболеванием печени - острые гепатиты или гепатиты, переходящие в цирроз. Ежесуточно к нам поступает до 11-15% таких пациентов, и тяжесть их лечения обусловлена тем, что они еще и не совсем адекватны. Поэтому сегодня врачи выступают за то, чтобы максимально снизить доступ населения к алкоголю.

- К вам поступает много больных с проблемами брюшной полости. Насколько успешен исход этих операций?
- Мы занимаем лидирующее место и в Беларуси, и даже в странах Европы по ранней диагностике острой хирургической патологии. Современные методики ранней диагностики значительно сокращают возможность плохого исхода. За последние годы летальность снизилась на десятки процентов. От всех заболеваний, включая самые тяжелые: осложненные формы язвенной болезни, кровотечения, прободения, значительно сократилась летальность от панкреатита, от острого холецистита она практически нулевая.

- Среди ваших пациентов много пожилых людей, людей с тяжелыми сопутствующими заболеваниями. Как отражаются операции на их здоровьи?
- Действительно, при возросшей продолжительности жизни хирургу практически ежедневно приходится сталкиваться с пациентом, которого оперируют в возрасте 90-95 лет. Для нас возраст 70 лет - средний хирургический возраст. Современные возможности анестезиологии и реанимации позволяют совершенно благополучно провести наркоз, выполнить операцию и справиться в послеоперационном периоде. Еще один фактор - люди с тяжелой сопутствующей патологией в виде сердечно-сосудистой недостаточности, сахарного диабета, дыхательной недостаточности. И если на этом фоне развивается острая хирургическая патология, такая, как аппендицит или прободная язва, это может вызвать осложнения. Очень многое зависит от современных видов наркозно-дыхательной аппаратуры - высокий уровень техники позволяет выполнять операции пациентам с высоким операционным риском.

- То есть, если есть сомнения - делать операцию или не делать, вы всегда склоняетесь к тому, чтобы делать?
- Если есть показания к операции, то противопоказания отсутствуют. Даже с такими тяжелыми заболеваниями, как острый инфаркт и острый инсульт, пациент оперируется, если есть острая хирургическая патология.

- Какие методики сейчас используются? Лапароскопия выходит на первое место?
- Могилев в этом направлении лидер. Сегодня у нас в больнице 63% операций выполняется эндоскопическим методом, в частности, лапароскопическим. До 50% при аппендиците, более 90% при холецистите, 12% при травмах, 85% при гинекологических заболеваниях. Очень широко эндоскопический метод используется в урологии. Эндоскопия у нас в приоритетах. И на всех конгрессах, где мне приходилось выступать, а выступали мы и на европейских, и на мировых конгрессах, наши доклады звучали очень серьезно.

- Какими качествами должен обладать врач-хирург?
- У нас требования абсолютно общечеловеческие. Во-первых, хирург должен быть просто порядочным и честным человеком. Во-вторых, он должен уметь брать на себя ответственность. Это очень важно. И если я принимаю на работу молодых хирургов, то первым делом смотрю, могут ли они взять на себя ответственность, особенно в критических ситуациях. Потому что иногда счет идет на минуты. Еще один критерий - тяга к новому, ежедневное чтение профессиональной литературы, любовь к профессии и просто желание быть врачом.

- За большой хирургический стаж можете вспомнить наиболее яркие случаи?
- Запоминаются экстремальные ситуации. Бывало, что одновременно с гинекологами приходилось и роды принимать, и останавливать тяжелое кровотечение, связанное с разрывом органов. Пациентки во время беременности поступали в тяжелом состоянии, связанном с травмами. Спасение жизни ребенка, матери - это необыкновенно обостренное чувство ответственности.

- Когда видишь перед собой мгновенный результат своего труда, - это ведь такой праздник для души…
- Каждый хирург утром бежит на работу. Он забывает о том, что не позавтракал, не выпил кофе - ему нужно посмотреть в глаза пациенту. А пациент за ночь, во-первых, выжил, во-вторых, выглядит неплохо, в-третьих, все показатели на мониторах положительные. Это чувство трудно передать словами…

- С чем связаны небольшие сроки пребывания в стационаре после операции?
- Средние сроки пребывания в стационаре сегодня значительно сократились. В целях профилактики послеоперационных осложнений очень важно, чтобы пациент лежал в больнице недолго. Есть такое понятие – внутрибольничная инфекция. Она находится в прямой зависимости от сроков пребывания больного в стационаре. Чем меньше он там находится, тем меньше вероятность госпитальной инфекции. А там, где концентрация больных и множество заболеваний, всегда особая микрофлора.
Три года назад срок пребывания в хирургии был 11 дней - сегодня уже 5,3 дня - в два раза меньше. Благодаря лапароскопическим операциям, которые стали менее инвазивными. Пациент раньше встает, а коль раньше встает, то исключаются другие тяжелые осложнения. Помимо всего прочего мы приносим большой экономический эффект государству. Каждая операция, выполненная по современным методикам, сокращает экономические затраты бюджета. Самая рентабельная отрасль в экономике - это хирургия, основанная на современных методиках. По холециститу мы даем до 400 долларов чистой экономической прибыли, по аппендициту 120, по гинекологии 100, по другим - по 80 долларов на каждой операции. Сокращаются сроки пребывания как в стационаре, так и на больничном. Уменьшаются затраты на лечение. И самое дорогое - койко-день в стационаре - сокращается в два раза. А на амбулаторном лечении сроки сокращаются в два-два с половиной раза. Если раньше пациент с холециститом лечился амбулаторно 25 дней, то сегодня - максимально 12-14 дней. Если пациент с аппендицитом раньше лечился 18-20 дней, то сегодня он выписывается на четвертые сутки, а на работу идет на 10-11 сутки.

- Часто ли вам приходится разбирать жалобы, которые поступают на ваших коллег?
- Всякое бывает. Очень обидно, что пациенты, неглубоко вникнув в проблему, вызывают моральные издержки у наших хирургов. До 90% жалоб не имеют под собой основания. Конечно, можно обращаться и жаловаться. Но ведь есть возможность напрямую поговорить с врачом, с заведующим отделением, с руководителем учреждения… Обоснованные же жалобы рассматриваются очень глубоко, очень досконально и с довольно серьезными выводами. Как правило, все они основаны на деонтологии - манере общения врача с пациентом. Проблема взаимоотношений врача с пациентом непростая. Врач уязвим, особенно когда выходит из операционной. И не всегда может найти самые теплые слова для родственника, хотя и обязан это делать. Я руковожу крупным хирургическим коллективом и скажу, что есть случаи, когда врач не может объяснить элементарного. Молодой врач, если ему кажется, что он стал звездой, должен опуститься на землю. На это мы обращаем особое внимание и ежедневно с молодыми врачами на эту тему говорим. С другой стороны, сейчас очень хорошая подготовка врачей, в мединституты идут лучшие ученики. Поэтому врачам нужно верить.

- Какие перспективы у хирургического отделения Могилевской городской больницы?
- Сейчас везде большой дефицит хирургов, а у нас они есть. Молодые хирурги приходят к нам и вырастают в прекрасных специалистов. В ближайшие 5-7 лет у нас в Могилеве будет блестящая хирургическая школа, стоящая на новых позициях. Очень важно, чтобы врач был аналитиком. И мог бы сложить воедино и методы обследования, и методы лабораторные - рентгенологические и ультразвуковые, и методы клинические, и из этого создать диагноз. Появляется очень хорошая молодежь, которая себя в этом проявит.
Есть только одно «но». Наша городская больница скорой помощи - одна из самых крупных больниц республики. И она заслуживает к себе гораздо большего внимания, чем есть на самом деле. Мы - жители города Могилева и врачи Могилева заслужили право работать в нормальных условиях, чтобы пациенты лежали не по 12 человек в палате, а по 2-4 максимум, чтобы туалет был не один на весь коридор, а в каждой палате. Мы заслужили это своим опытом, своими результатами. Наши люди не едут за рубеж оперироваться, а к нам, наоборот, приезжают из-за рубежа. Наша экстренная хирургия на самом высоком уровне, у нас прекрасный операционный модуль. Только у нас 38% больных оперируется в ночное время, а 60% - в ночное время современными методами. Мы развили направление хирургии, которое дали всей республике. Но за стенами операционного модуля - очень грустная картина. Я как депутат областного Совета говорил об этом на сессии. И вроде бы все приняли, но пока тишина. А ведь в социальной сфере, как отмечал Президент, кризиса быть не должно.

На «прямой линии» дежурила
Александра Пронькина
фото Валерия Савченко